Один день с инженером гидростанции (Кристина Фарберова, АиФ.ru)

Автор: Кристина Фарберова
Фото: Кристина Фарберова


Корреспондент АиФ.ru провел один день с ведущим инженером группы технологических систем управления Чебоксарской ГЭС


Алексей Русинов более 35 лет работает инженером. В конце 70-х годов он участвовал в строительстве Сургутской ГРЭС: занимался наладкой электрооборудования и вводом подстанций, в 80-х, увидев по телевизору сюжет о пуске Чебоксарской ГЭС, приехал в Чувашию на переговоры с руководством станции и остался. Сегодня Русинов отвечает за безопасность работы 18 гидроагрегатов станции, следит, чтобы не было ошибок и сбоев в работе автоматики, а в свободное время работает на своем маленьком огороде, рыбачит и помогает в воспитании четырех внуков.

«На севере очень суровые условия для проживания. Моему сыну тогда было всего четыре года. Жена была беременна: мы ждали дочь. Я хотел вывезти семью, подыскивал какие-то варианты, чтобы перебраться, как мы тогда говорили, на „большую землю“».



45 минут в любую погоду


Чтобы в восемь утра быть на гидростанции, инженер Алексей Русинов встает в шесть. До работы — почти всегда пешком. 45 минут ходьбы в любую погоду. Русинов не ездит на автобусе или машине для поддержки здоровья.



«Движение — жизнь», — со вздохом отмечает он.



В рабочем кабинете № 404 тишина и порядок. На столе — проектная документация по Централизованной защищенной системе регистрации технологической информации (черный ящик), которую планируют установить на Чебоксарской ГЭС (ими будут оборудованы все российские гидростанции), грубые кожаные папки с бумагами. На окне — массивный, слегка ржавый крюк.



— А крюк вам зачем?

— Каждую весну к плотине приплывает большое количество бревен. Сотни кубов леса, если не больше. В этом году ребята убирали этот лес и обнаружили на одном из бревен этот якорь. Зацепился. Зная, что я и зимой и летом рыбачу, они принесли его мне в подарок.


В свободное время обычно один выходной день — и летом и зимой — я на рыбалке, второй — на огороде. Летом вода очень сильно цветет, слой водорослей в несколько сантиметров. Это отравляет водохранилище, уменьшает количество кислорода в воде. Зимой эта зелень вся падает на дно и начинает гнить. Рыба страдает от недостатка кислорода и гибнет. В этом году был замор рыбы в зоне разлива. Бурное развитие водорослей происходит из-за большого количества мелей. Если уровень воды в водохранилище будет поднят до проектной отметки (на 5 м), ситуация изменится.


30 лет безопасности


Русинов вспоминает, что в год пуска первого гидроагрегата, в 1980-м, на месте будущего машинного зала стояли только бетонные конструкции стаканов генераторов.

«Мы работали по 12-16 часов в сутки, практически без выходных. Во время испытаний, а потом и самого пуска мы по двое суток не выходили со станции. Тогда нужно было так работать. Я был старшим инженером электротехнической лаборатории: отвечал за автоматику на станции».


Сегодня основная задача ведущего инженера группы технологических систем управления — организация реконструкции вверенного оборудования: системы управления гидроагрегатами, гидромеханическими защитами и сигнализациями, устройств вторичной коммуникации, средств связи, серверного и технологического оборудования, противоаварийной автоматики.


«За тридцатилетний срок работы оборудование на станции морально и физически устарело, требует замены. Вносим свои предложения в программу комплексной модернизации, а после ее утверждения приступаем к подготовительным работам: разрабатываем техтребования, проводим техническую экспертизу конкурсных предложений, анализируем проектную документацию, выявляем недоработки, — уточняет Русинов. — При поступлении нового оборудования выполняем функции технических кураторов при его монтаже, наладке и испытаниях».


На стене, справа от стола инженера — схемы оборудования всей станции. Большую их часть Русинов знает наизусть. «Это схемы первичного оборудования, они просто читаются, — усмехнувшись, замечает Русинов. — Схемы по автоматике — в сотни раз сложнее».


В режиме постоянной защиты


Во время реконструкции и технических работ инженер Русинов и его коллеги находятся в машзале: курируют процесс монтажа и наладки, пишут программы испытаний.


Монотонный шум работающих гидроагрегатов заглушает перекрикивающихся рабочих. Русинов подходит к большим металлическим шкафам — это система управления гидроагрегатами.


Оборудование выполняет функции автоматического управления, гидромехзащит, сигнализации, контроля параметров и выдачи информации специалистам. Оперативный персонал вмешивается только в случае сбоя в работе автоматики.


«А вот, видите, график? Это диаграмма мощности гидрогенератора. Верхняя линия ограничения — в режиме выдачи реактивной мощности, нижняя — в режиме потребления. Это ограничители перегрузки. Между этими двумя линиями, которые ограничивают зону разрешенной работы, находятся параметры генератора и системы возбуждения. Автоматическая система просто не даст стрелке „уйти“ за эту линию».



Кроме проведения реконструкций и технических работ, обеспечения безопасной работы агрегатов, Русинов занимается проектом централизованной защитной системы технологической информации, или черным ящиком. Он должен появиться на станции для записи и хранения данных о параметрах оборудования в предаварийных и аварийных ситуациях, таким образом, чтобы их можно было получить после ликвидации для анализа произошедшего. Накопитель в этом черном ящике должен выдерживать температуру в 250 градусов в течение десяти часов и 1100 градусов в течение часа; до 30 суток сохранять информацию под водой.

«Этот проект появился после трагических событий на Саяно-Шушенской ГЭС. Разбирались в причинах аварии, информации было недостаточно. Именно после этого было принято решение организовать на каждой станции так называемые черные ящики».


На дне Волги


Русинов выводит нас из машзала, мы спускаемся на несколько этажей вниз, после чего садимся в лифт, оборудованный телефонным аппаратом, и долго едем вниз.


«Мы в так называемой „сухой потерне“. Это такой бетонный коридор на дне Волги, он проходит по всей длине плотины. Здесь расположены трубопроводы и запорная арматура, с помощью которой мы осушаем водоводы гидроагрегата. Тут же стоят шкафы управления насосами откачки. Раз в год проводится техобслуживание автоматики в этих шкафах».



Технологический вопрос


Сотрудники Чебоксарской ГЭС называют инженера рационализатором: он много работает и охотно делится своим профессиональным опытом с молодыми специалистами. Под руководством Русинова был осуществлен ввод микропроцессорной системы управления и контроля работы гидроагрегатов на 14 гидрогенераторах станции. По словам инженера, это значительно повысило ее готовность к высоким «нагрузкам».



В мае 2011 года указом президента Чувашии за заслуги в области энергетики и многолетний труд Алексею Русинову было присвоено почетное звание «Заслуженный энергетик Чувашской Республики». Сам инженер о своей многолетней работе на ГЭС говорит достаточно скромно. Единственный момент, когда он оживляется — на вопросе о проектной мощности станции. Как и большинство гидроэнергетиков, проработавших на станции не один десяток лет, Русин ждет какого-либо решения о дальнейшей судьбе долгостроя.


«Мы недовырабатываем электроэнергию. Страдают гидроагрегаты и турбины: рабочее колесо работает при низких напорах в очень тяжелых условиях, кпд агрегата гораздо ниже, чем должен быть. Из-за пониженного напора мы неэкономно используем воду для выработки энергии. Если бы напор был проектный — на отметке 68 — то количество воды на выработку киловатт-часов уменьшилось бы. Станция могла бы работать в полную силу».

АКЦИИ / АДР РУСГИДРО   
КОТИРОВКИ
Акции / АДР
Индексы
ФИЛИАЛЫ
ДОЧЕРНИЕ ОБЩЕСТВА
Ваше обращение принято. Ответ будет подготовлен и отправлен в течение 20 календарных дней. ok